...

КОРЕННЫЕ МАЛОЧИСЛЕННЫЕ НАРОДЫ
ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

...
НОВОСТИВИДЕО-НОВОСТИДОСКА
ОБЪЯВЛЕНИЙ
АНОНСЫНАЦИОНАЛЬНЫЕ
ОРГАНИЗАЦИИ
ПРАВОВЫЕ
ДОКУМЕНТЫ
ФОРУМПРОЕКТЫНАРОДНЫЙ
КАЛЕНДАРЬ
УРОКИ
ЯЗЫКА
КАЛЕНДАРЬ
ПАМЯТНЫХ
ДАТ
БИБЛИОТЕКАМИНИ-МУЗЕИКАРТЫФОТОАРХИВФИЛЬМОТЕКАФОНОАРХИВМУЗЫКАЛЬНЫЕ
ИНСТРУМЕНТЫ
ТРАДИЦИОННАЯ
КУХНЯ
НАРОДНЫЕ
КОСТЮМЫ
ОРНАМЕНТЫССЫЛКИ

 

ВОДСКИЙ КОСТЮМ

Автор статьи Конькова О.И.

Водь и ныне проживает в западных районах Ленинградской области и является одним из самых малочисленных народов России. Численность води, чья история восходит к первым векам нашей эры, по данным последней переписи составляет несколько десятков человек. Одежда — одна из самых ярких и уникальных составляющих водской культуры. Она поражает воображение своей архаичностью и удивляет загадочными связями с отдаленными районами финно-угорского мира. Необыкновенные формы, четкое сочетание основных цветов, звуки металлических украшений, архаические магические орнаменты вышивок — это и есть водский костюм.

О необычности старинного костюма води свидетельствуют отрывочные сведения начала XVI в. Так, в послании новгородского архиепископа Феодосия об искоренении языческих обрядов (1548) отмечается, что «в Чюдцкой земле замужни жены и вдовы головы бреют, старые и молодые, и покров деи на главах и одежю на раменах [плечах] носят подобно мертвечьим». Тем самым подчеркивались особенности облика и традиционный белый цвет водской одежды.

Музейные коллекции, архивные документы, рисунки и фотографии дают лишь небольшие фрагменты истории водского костюма, но и по ним можно представить, насколько своеобразной и сложной была традиционная одежда этого народа в XVIII–XX веках.

 

 

МУЖСКАЯ ОДЕЖДА XVIII–XX ВЕКОВ

 

Сведения о мужской одежде води XVIII в. бедны и происходят лишь из отдельных упоминаний в изданиях того времени. Известно, что зимой водские мужчины носили шубы, летом — льняные, осенью — суконные кафтаны. Туманский писал: «Прежде... имели их мущины особливую им собственную одежду, ныне же одеваются подобно русским крестьянам». Лишь шапка — с красным верхом, отороченная мехом — была не похожа на русскую или финскую.

Мужская водская одежда конца XIX в. известна по небольшим музейным коллекциям Эстонии и Финляндии и старинным архивным фотографиям. В будни вожанин надевал холщовую белую туникообразную рубаху чиуто (сiuto) с прямым разрезом ворота посередине груди или (с конца XIX в.) с косым разрезом слева. Рубаха была длинной и иногда достигала колен. Порой такая рубаха выглядела довольно нарядно: ее украшали небольшой геометрической вышивкой или красным кумачом по подолу, обшлагам и вороту. Издавна белый цвет одежды признавался самым «настоящим мужским», но к началу ХХ в. в водских деревнях мужчины носили и рубахи из покупных тканей и пестряди. Парни и молодые мужчины подпоясывали рубаху поясом: в будни — красным и тонким, как тесьма, сплетенным на дощечках, по праздникам — льняным, шириной до 35 см, где на концах вышивались традиционные узоры «бабы», «кони» и «деревья». Старики же обычно ходили неподпоясанными.

Водские мужчины носили штаны каатсад (kaatsad) старинного покроя на завязках и с клиновидными вставками. Летом надевали одни штаны, зимой — две пары одновременно. Их шили из домашнего небеленого льняного полотна, хотя у молодых парней уже с конца XIX в. стали появляться и темные однотонные, и полосатые каатсад. В нижнелужских деревнях в это время в моду вошли льняные штаны с набивными син

ими узорами — «цветами» и «снежинками». А к началу ХХ в. парни и молодые мужчины уже предпочитали шить одежду из покупны

х тканей — ситца, сатина и сукна.

В прохладные летние дни можно было надеть сверху полотняный льняной кафтан-балахон рюуди (ryydi) со сборками сзади по двум сторонам спины. В месте соединения сборок иногда выкладывались узоры темно-коричневым шнуром, а края рукавов и ворота отделывали полосами покупной синей ткани. Рюуди подпоясывали полотняным кушаком с украшенными кумачом краями. Носили и кафтан с гладкой спиной. Осенью и зимой рюуди сменял короткий кафтан, но уже сшитый из коричневого, серого или белого домашнего сукна. По праздникам из сундуков доставались длиннополые тяжелые кафтаны каухтана или каустана (kauhtana, kaustana) черного или синего цвета, сделанные по старинным образцам. Их прочный, никогда не выгорающий синий цвет достигался весьма непривычным для нас способом крашения: использовалась привозная краска индиго и настоянная в горшке в течение месяца в теплом месте на печке моча. Краска получалась «вечная» и к тому же красивого глухо-синего цвета, но и запах держался более года.

С конца ноября нужно было носить овчинные тулупы, а при дальних поездках — длинные шубы со сборками сзади, валенки, на голову надевать красную суконную шляпу, подбитую мехом. Всю одежду обязательно подпоясывали поясами, одноцветными или узорчатыми, ткаными на д

ощечках, берде или «на вилочке».                                                                                                                                                                                                        

Обувь была домашнего изготовления. На ноги поверх обмоток или шерстяных вязаных носков зимой надевались сапоги ченняд (cennäd) из свиной кожи с низким или высоким голенищем. С весны до осени кроме сапог поверх обмоток носили поршни курппозыд (kurppozõd). Сделать и

х было очень просто: брали прямоугольный кусок кожи, два угла соединяли одним швом, делали надрезы по краям и пропускали сквозь них узкие кожаные ремешки. Такие ремешки стягивали обувь вокруг ноги и служили оборами, которые закрепляли на ноге. Порой надевали и плетеные берестяные лапти, но летом обычно ходили босиком.

Голову покрывали войлочной или соломенной шляпой, в начале ХХ в. — покупной городской фуражкой.

Одежда мальчиков и парней до 15–16 лет состояла лишь из рубахи — у многих народов ношение штанов дозволялось лишь взрослым парным и женатым мужчинам.

Особо следует сказать о рабочей одежде водских рыбаков. Ее шили из кожи, позднее — из коленкора, пропитанного олифой. Под «кожан» (пальто с капюшоном) летом надевали шерстяную фуфайку или вязаный жилет, которые защищали рыбака от холода ночью, когда ставили сети, и ранним утром, когда ловили рыбу. Зимняя одежда дополнялась полушубком, меховой шапкой, шерстяными вязаными рукавицами.

 

 

ЖЕНСКАЯ ОДЕЖДА XVIII — СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА

 

Обратимся к материалам XVIII в. Именно к этому времени относятся первые этнографические описания и рисунки женской водской одежды. Это и данные нарвского пастора Фр.-Л. Трефурта, и сведения пастора Л.А. Цетреуса, и рисунок известного историка И.Г. Георги. Поистине уникальным источником является уже упоминавшаяся рукопись Ф. Туманского. Последующие материалы лишь подкрепляют достоверность и исключительную детальность его труда.

Женской одежде води Ф. Туманский уделил особое внимание, отмечая ее красоту: «Девки и молодки разноцветным сложением гарусу и сукна воображают представить зрению приятнейшую одежду, а оловянными и медными ширкунцами (подвесками. — О. К.) составляют для слуху род музыки». Уникальна водская женская одежда и тем, что в ней были очень важны различия по возрастным группам. Выделяются четыре группы водской женской одежды: девушек, «молодок», женщин более старшего возраста и старух.

Одежда девушек. Девушки носили длинные волосы, повязывая голову плетеной лентой. При достижении брачного возраста им полагалось надевать полусферическую шапочку пяясиэ (pääsie), сплошь зашитую бисером, оловянными бляшками, белыми раковинами каури — «ужовками». Родина этих ракушек — воды Индийского океана. Сзади у шапочки имелась петля, через которую пропускались распущенные волосы.

В уши вдевались серебряные серьги, к которым подвешивались большие кольца пелдушкад (pelduškad) с различными привесками из камней и жемчуга, серебряные и золотые шнуры с кистями. От колец отходили и длинные шнуры, которые связывались на спине и опускались до поясницы, часто к этим кольцам подвешивались широкие ленты ойтаннад или гойттанад (goittanad), завязанные на плечах. Всю шею закрывали до девяти ниток бус из розового бисера, черных и белых камней, бубенчиков.

Поверх глухого сарафана амы (атõ) без рукавов из белого полотна (имеется в виду глухая наплечная одежда длиной почти до щиколоток) девушка надевала короткую свободную кофту ихад (ihadрукава), не доходившую до пояса и не имевшую боковых швов. Поверх нее носили нагрудные украшения в виде двух кусков красного сукна в форме полумесяца, сплошь зашитых бисером, «кораллами», раковинами каури: одно, узкое — рисикко или риссикко (risikko, rissikko) — ближе к шее; другое, широкое — мюаци — пониже. На грудь спускался крест на двойной нитке бус риссивирка (rissivirka).

Вожанки подвязывались несколькими поясами. Обязательными были два тканых пояса: поверх одноцветного широкого надевали узорчатый узкий пояс чирьявюо (cirjävyö). А на «правильно одетой» невесте было девять поясов! Жених дарил невесте еще один кожаный пояс пуута, с металлической застежкой, украшенный оловянными бляшками. В женской водской одежде было много поясных украшений — передников и набедренников. Девушки носили полотняный передник чесярятти (cesätti), состоящий из двух узких полотнищ, сшитых только сверху. На нем вышивали геометрические узоры шерстяными и шелковыми нитями желтого, золотистого и светло-зеленого цвета. Самой необычной деталью одежды были кааттырыд (kaattõd)набедренники в виде двух нешироких кусков ткани, которые спускались по бокам от пояса. Они ткались из красной шерсти с разноцветными полосами, были украшены монетами, бисером, раковинами каури, а с изнанки — бронзовыми, позвякивающими на ходу бубенчиками или колокольчиками. Такие набедренники — очень устойчивый элемент женской одежды финно-угорских и некоторых других народов. Им придавалось магическое значение: считалось, что они защищают женщину от проникновения  под одежду «злых» духов. Невеста рядом с передником подвешивала еще узкий вышитый платок.

На ноги надевали короткие чулки, поверх их — толстые красные обмотки, затем на колени наматывали разноцветное сукно. Ноги обматывали очень толсто, отчего «ноги бывают с выгибом или кривы», и, по свидетельству Ф. Туманского, «при первом взгляде не найти ни у единой женщины прямой ноги, но у них сие красотою считается». На обмотки надевали кожаную обуви типа постол ченняд (cennäd).

Одежда молодок. Когда женщина выходила замуж, ее наряд становился ярким и нарядным. После венчания невесте коротко отрезали или брили волосы, а затем стригли их через каждые две недели (вспомните сообщения XVI в. о «бритых» чудских «женках»!). Делалось это для того, чтобы духи-покровители рода невесты не перешли вместе с невестой в дом мужа. Такой обряд в отголосках существовал у многих европейских и азиатских народов, а у води он дожил до начала XX в. На бритую голову надевали белый сложный высокий головной убор пайкас (paikas), сшитый из полотна на жесткой основе«шапку, подобную гренадерским... вышитыя и выстроченныя на холсте самом чистом белом, и от шапки вниз по плечам пущены длинные и широкие лопасти». Наверху этого головного убора было украшение в виде цветка из бисера и раковин каури, под него подвязывали полотенчатое покрывало пяяпюхдэ (pääpyhde), спускавшееся на спину, а поверх убора повязывали шелковый платок.

Серьги, бусы, нагрудные украшения и пояс у «молодки» были такими же, как у девушек. Но сарафан был иной: у замужних женщин он шился из синего сукна и назывался рукка (rukka). Если у девушек кофта была простая холщовая, то у «молодок» она у запястий и на плечах украшалась сложнейшей многоцветной вышивкой, бисером, жемчугом, полудрагоценными камнями. Было отличие и в передниках: замужние женщины под полотняным передником обязательно носили второй, из синего сукна, украшенный бисером, бронзовыми колечками и пронизками, монетами и бубенчиками пылвилиина (põlviliina). Эта часть одежды не сохранилась в коллекциях музеев и была известна лишь по рисункам XVIII века. До недавнего времени считалось, что она утеряна безвозвратно, но прошлое все время возвращается к нам в сентябре 2009 г. в дер. Валья Кингисеппского района обнаружили клад. В старинном бронзовом котле был уложен костюм замужней женщины XVII века, и самой лучшей сохранившейся частью оказался как раз передник пылвилиина размерами 70Í40 см.

Такую одежду «молодка» носила два года после свадьбы, но иногда этот срок ограничивался одним годом либо отодвигался до рождения первого ребенка (или именно мальчика).

Одежда замужних женщин старшего возраста. После двух лет замужества белый головной убор у женщины сменялся на такой же, но из красного сукна, украшенный желтым бисером. Назывался он, как и девичий убор, пяясиэ (pääsie). Под него подвязывался кусок холста, спущенный на спину. Поверх этого убора вышитый шелком платок завязывался так, чтобы узел располагался надо лбом. Все остальные детали одежды были как у «молодок», но кофту и синий передник женщинам старшего возраста украшать бисером, камнями и бубенчиками не полагалось. Такую одежду через 10–15 лет, а иногда, по желанию мужа (!), и раньше меняли на одежду пожилых женщин или старух.

 

Одежда старух. «Ванха баба» не имела в одежде никаких украшений, допускались лишь простые серьги и нитка бус, к которой подвешивался крест. Старухи носили сложный головной убор — белый полотняный пайкас (paikas), повязанный сверху белым покрывалом ылгалиина (õlgaliina). Сарафан уммикко (ummikko) был простой, белый, холстинный, с рукавами, сшитый, как мужская рубашка, его подпоясывали поясом. Передники и набедренники старухи не носили.

По материалам XIX в., пожилые женщины надевали старинную белую одежду, схожую с  глухим сарафаном и кофтой молодых девушек предыдущего века, лишь голову по-прежнему покрывали покрывалом ылгалиина.

 

ОДЕЖДА КРЕВИНОВ

 

Описывая водскую одежду XIX в., следует вспомнить и одежду кревинов — потомков прежних жителей Нижней Луги, угнанных в Латвию после похода ливонских рыцарей в земли Новгорода в 1444–1447 гг. и живших до середины XIX в. в окрестностях городов Бауск и Сунтажи в Латвии. Многие исследователи рассматривали эту группу как водское население, прежде всего обращая внимание на особенности сохранившихся 108 предложений и отдельных слов кревинского диалекта. Одежда кревинов известна нам и по описаниям начала и середины XIX в., и по рисунку художника Августа Петцольда середины того же столетия.

Название мужской кревинской рубахи середины XIX в. киут (или киутинг) схоже с более поздним водским названием рубахи чиуто. Эта рубаха с прямым разрезом на груди шилась из белого холста, а по вороту украшалась вышивкой красной и синей шерстью. Поверх надевали длинный темный кафтан, называемый виита (как у ижор и финнов) или амме (как у эстонцев). В кревинском мужском костюме влияние эстонцев, которые жили поблизости, было значительным. Как и в Эстонии, мужчины-кревины носили короткие темные суконные штаны с чулками и ботинками.

Но внимательное изучение женского костюма кревинов предлагает более сложный ответ на вопрос об их происхождении. Ведь многие детали этой одежды полностью совпадают со старинным ижорским костюмом, описанным еще в XVIII в. и сохранившимся в ижорских деревнях на реке Хэваа (Коваши) вплоть до начала ХХ в. Так, кревины еще в середине XIX в. помнили, что прежде женщины надевали белую полотняную рубаху, украшенную по оплечьям вышивкой с зигзагообразным орнаментом (такая рубаха очень близка старинной ижорской рубахе). Поверх ее носили особую несшитую шерстяную одежду. О ней сообщали еще в 1805 г. и отмечали ее синий цвет и украшения из жемчуга, что полностью соответствует ижорской одежде ааннуа. И по более поздним сведениям середины XIX в. поверх рубахи надевали несшитую с левой стороны одежду урск (ursk) из поперечнополосатой шерстяной ткани желтого, синего, красного и белого цветов. Урск покрывала лишь правую сторону тела и крепилась на левом плече на одной тонкой лямке. Она совпадала по крою, цвету, способу ношения и названию с ижорской одеждой хурстут.

Вспоминали кревины и о когда-то носимой синей юбке с красным низом и о колокольчиках, свисающих с нее. На голову кревинские девушки поверх заплетенной косы повязывали венец с длинными, развивающимися по спине лентами. Замужние женщины надевали вышитый полотенчатый головной убор саппан (sappan) (сравните с ижорским названием убора сапан, саппано, саппана). Это большое головное покрывало спускали на плечи, прикрепляя к чепцу длинной серебряной иглой с двумя маленькими колокольчиками. Кревинские женщины подпоясывались красным поясом, а прежде — и кожаным поясом с разнообразными свисающими украшениями. На ноги надевали летом белые холстинные чулки и кожаные постолы, а зимой — узорчатые шерстяные чулки и кожаные сапоги на каблуке. В прохладную погоду носили на плечах пеструю шаль.

Таким образом, женская кревинская одежда удивительным образом соответствует не старинной водской, а ижорской одежде. Это сходство делает вопрос о том, кто были кревины, сложным и заставляет предполагать смешанное ижорско-водское происхождение кревинов, особенно учитывая, что регион Нижней Луги — древняя зона контактов ижор и води.

 

 

ЖЕНСКАЯ ОДЕЖДА С ХУРСТУД

 

В некоторых деревнях нижнего течения реки Луга вожане, как и ижоры, до начала XX в. носили несколько иную одежду, образцы которой мы находим в музейных коллекциях и на старинных архивных фотографиях. Она состояла из рубахи чиутто (ciutto), несшитой поясной одежды хурстуд (hurstud), поясов вюо (vyö) и пуутэ (puute), поясных привесок кааттырыд (kaattõd), передника чесярятти (cesätti), поясного полотенца вюорятти (vyötti) и полотенчатого головного убора сапана (sapanа).

Рубаха чиутто (ciutto) имела сложный старинный покрой. Она была прямоугольной формы, и верхняя ее часть состояла из трех полотнищ, перекинутых через плечи. Причем среднее полотнище делалось из простого холста и имело разрез для шеи, а два боковых — из узорчатого, тканого с употреблением четырех нитченок. Узор тканья состоял из мелких вытянутых ромбов. Переднее центральное полотнище было все покрыто сложной вышивкой ромбами черными, красными и иногда желтыми нитями, а слева от него делался разрез. Края разреза раньше скреплялись круглой пряжкой, а позднее — петлей и пуговицей. Заднее полотнище украшалось вышивкой лишь по краям.

Рукав кроился следующим образом: от полотнища холста с одной стороны отрезался клин и пришивался к противоположной стороне полотнища; полученный кусок складывался пополам, сшивался и основанием рукава пришивался к боковому полотнищу рубахи. Рукава в верхней части украшались узкими полосами холста, вышитого чаще всего геометрическими орнаментами, но встречались и «петухи», и «павлины», и «люди». Узкая полоска вышивки имелась также на обшлагах. Нижняя часть рубахи шилась из трех полотнищ, из которых два делались из более грубого домотканого льна, а третье, боковое (его было видно из-под надеваемой поверх рубахи поясной одежды хурстуд) — из тонкого полотна, украшенного по подолу вышивкой.

Поверх рубахи надевалась своеобразная одежда, похожая на несшитую с одного бока юбку — хурстуд (hurstud) или кылстинат (lstinad). У нее был необычный покрой и старинная техника тканья. Хурстуд состояла из трех сшитых кусков. Переднее и заднее полотнища делались из синей полушерстяной ткани с пришитыми снизу белыми вышитыми полотняными подолами. Боковое же полотнище, расширяющееся книзу, шилось из белого домотканого полотна и также вышивалось. Необычна была ткань первого и второго полотнища: холщовая основа и шерстяные нити утка создавали взаимно выступающие узоры из ромбов и свастик. Кроме того, на лицевой стороне ткани узоры свастик, образуемые нитями основы, были вышиты желтыми и красными шерстяными нитями. Получалась очень прочная, теплая и красивая ткань.

Хурстуд крепилась на поясе так, что боковое полотнище приходилось с левой стороны, правый же бок оставался открытым. Такая одежда держалась с помощью пояса вюо (vyö), обычно красного, сотканного на дощечках. Праздничный пояс дополнительно украшался на концах белыми бусинами. К этому поясу сзади подвешивались два особых украшения кааттырыд (kaattõd), или кааттарит (kaattarit). Каждое из них делали из прямоугольного узкого тканого шерстяного полотнища шириной 13–15 см и длиной до 60 см. В нем широкие красные полосы чередовались с узкими синими, иногда еще и желтыми полосками. К верхнему краю красных полос пришивали по бисерной решетке, к которой крепили или монеты, или круглые медные бляшки. К самой верхней решетке и к низу кааттырыд прикрепляли раковины каури. С внутренней стороны привязывали металлический бубенчик или колокольчик. Не случайно говорили, что «водскую женщину сначала можно услышать, а потом уже увидеть» — кааттырыд при ходьбе издавали далеко разносящийся звон. В верхней части подвесок во всю их ширину пришивали петли из вышитого холста. Сквозь них продевали шерстяной пояс, на котором и подвешивали кааттырыд.

Спереди вожанки повязывали передник чесярятти (cesätti) из белого льна, похожий на полотенце, сложенное пополам, украшенный яркой вышивкой и подшитый по низу красным кумачом. Разрез хурстуд справа прикрывался более длинным полотенцем вюорятти (vyötti), перекинутым через пояс так, чтобы были видны оба его вышитых края. Поверх всего обязательно носили кожаный пояс пуутэ (puute). Его делали из толстой кожи домашней выделки шириной 4 см и по всей длине украшали тремя рядами оловянных заклепок: в верхнем и нижнем ряду шли косые кресты, а в центральном — острые уголки. На краях такой пояс заканчивался металлическими кольцами и крючком.

Поверх обычных водских ушных украшений и накрученных на сложное приспособление сюкяря (sykärä) волос женщины нижней Луги надевали головной убор сапана (sapanа), иногда его называли пайказ (paikaz). Сапана состоял из двух сшитых прямоугольных кусков ткани: более узкая полоса, украшенная небольшой плотной вышивкой, повязывалась на лоб, а богато вышитый «хвост» покрывал голову и свисал сзади на плечи. Под такой хвост порой пришивали салахянтя (salahäntä — тайный хвост), также украшенный старинными вышитыми узорами. Его продевали под крепление сюкяря, чтобы головной убор крепко сидел на голове. Сильно намотанные на сюкяря волосы, плотно стянутые завязки сапана создавали женщине большие проблемы: сильно болела голова и порой даже выпадали волосы. Не случайно на нижней Луге женщины называли эти головные уборы «чертями» («sapanoita, saatanoita»).

Изысканным украшением водского костюма нижнелужских деревень была риссивирка, или ристивирка (rissivirka, ristivirka). К нитке белых и красных бус или к бисерному плетеному шнуру подвешивалась небольшая квадратная подушечка из красной шерстяной ткани с бисерной вышивкой узора свастики, а к нему, в свою очередь, крепилась большая кисть из красных шерстяных нитей с белыми бисеринками на концах.

В качестве верхней осенней одежды водские женщины носили шерстяные белые или серые кафтаны, длиной до колен или до щиколоток. Зимой, в холода, надевали овчинные тулупы и крытые сукном шубы, а на голову накидывали шерстяные платки.

Обувь, как правило, изготавливалась дома из толстой свиной кожи, а в береговых деревнях — из очень крепкой кожи тюленя. Женщины, как и мужчины, носили постолы с задником или без него, сделанные из цельного куска кожи и собранные по краю на веревки или кожаные завязки. Осенью и зимой надевали высокие и короткие сапоги. В водских рунах, записанных в XIX в., кроме кожаной обуви уммис-ченнят (ummis-cennät) упоминается и меховая обувь карва-ченнят (karva- cennät). В водских музейных коллекциях такой обуви не сохранилось, но в фондах Музея Культур (Финляндия) мы обнаружили водскую куклу конца XIX в. именно с обувью из меха тюленя, сделанной из единого куска в форме постол без задника.

 

 

ЖЕНСКАЯ ОДЕЖДА С САРАФАНОМ УММИККО

 

Во второй половине XIX в. в вайпооли (в водских деревнях Нижней Луги) и деревнях группы орко (в низинных селениях недалеко от Котлов) женщины стали носить иной костюм, в котором уже не сохранялись черты старинной водской одежды XVIII в. Осталось лишь прежнее предпочтение столь любимого вожанками яркого сочетания белого и красного цветов. По архивным сведениям, такой костюм носили женщины из дер. Мати (Маттия), Йыгыпэря (Краколье), Луудитса (Лужицы), Пески (Лиивчюля) и Райо (Межники). Он состоял из рубахи чиутто (ciutto), сарафана уммикко (ummikko), пояса-полотенца кушакка (kušakka), головного убора шлыкка (škka) и, по праздникам, передника рукавникад (rukavnikad).

Сначала вожанки надевали полотняную рубашку чиутто (ciutto). По покрою рубаха была составная, с прямыми поликами и квадратным присборенным воротом. К концу XIX в. рукава выкраивались широкими, зауживающимися к запястью. На поликах и оплечьях рубаха украшалась вышивкой красными, синими, зелеными, желтыми и белыми шерстяными нитями. Иногда еще на полики нашивались красные кумачовые прошивки. Орнамент вышивки был очень красив: женские стилизованные фигуры, птицы с пышными хвостами, розетки, ромбы, зигзагообразные линии и многое другое. А техника вышивки была разнообразна: и двусторонний шов, и крест, и настил по перевити.

Поверх рубахи надевали сарафан уммикко (ummikko) или белакка (belakka). Сарафан шился из холста белого цвета, поэтому его на русском языке называли «беляк». У этого старинного косоклинного сарафана лямки целиком выкраивались из переднего и заднего полотнища. Спереди делался небольшой разрез, по бокам которого нашивались узкие полоски вышитого красными нитями холста. Такой разрез завязывался двумя льняными шнурками. Ни пуговиц, ни каких-либо других украшений на этом сарафане не было. Когда-то уммикко был свадебной одеждой, потом служил праздничной одеждой замужних женщин, а к концу XIX в. стал погребальным одеянием для старух. Сарафан подвязывался узким и длинным поясом-полотенцем кушакка (kušakka) длиной до 250 см при ширине 30–35 см. Его оборачивали вокруг пояса, а концы свешивали по бокам. Концы таких полотенец украшали полосами вышивки разноцветными (а иногда и только красными) шерстяными нитями, прошивками красного, реже синего цвета. По узким краям подшивали вязаное крючком белое кружево или делали простую бахрому.

Часто в праздники поверх сарафана надевали рукавникад (rukavnikad). Он был похож на рубаху, разрезанную сзади до уровня талии. Рукавникад шили из одного полотнища белого льна, перекинутого через плечи, затем пришивали рукава, суженные к запястью. Сзади разрез заканчивался круглым отверстием. Этот разрез на спине, ворот, разрез на груди и края рукавов украшались узкой вышивкой красной шерстью. Но самые нарядные узоры располагались по подолу, где были и всадницы на двухголовых конях или лосях, и череда скачущих лошадей, и «бабы» с поднятыми в приветствии руками. Красота вышивки подчеркивалась широкой полосой кумача и кружевом.

При ношении сарафана уммикко вожанки надевали головной убор шлыкка (škka). Он состоял из стеганой из холста кички, создающей форму убора, и поверх его повойника из ситца, шелка или бархата с бисерным подзатыльником и лентой из позумента. В деревнях в окрестностях Каттила (Котлы) на голову надевали и сороку, украшенную «золотым» позументом спереди и вышивкой на заднем «хвосте».

В прохладную погоду вожанки продолжали носить полотняный балахон рюуди (ryydi) со складками на спине, осенью и весной — суконный кафтан, а зимой — шубу. Голени по-прежнему обматывали обмотками риват (rivat) из красной домашней шерсти и закрепляли их завязками рипавёот (ripavööt) из синих или черных шерстяных ниток. На ноги надевали берестяные лапти, кожаные высокие или короткие сапоги ченняд (cennäd) или кожаные постолы уупакат (uupakat), сделанные из одного куска кожи.

 

 

ЖЕНСКАЯ ОДЕЖДА С САРАФАНОМ СИНЯККА

 

Вышеописанную одежду с хурстуд и с сарафаном уммикко в конце XIX — начале ХХ в. во всех водских деревнях сменил более новый комплекс. По сообщению знаменитой народной певицы Дарьи Лехти, родом из Йыгыпэря (Краколье), он включал в себя рубаху чюутто (cyytto), сарафан синякка (sin’akka), пояса пуутэ (puute) и пунапанимэт (punapanimet), передник пилуполле (pilupolle), подвески кааттэрит (kaatterit), поясное полотенце и головной убор сапано (sapano) (см. цветную иллюстрацию XVII и XVIII).

Рубаха чюутто (cyytto) шилась из белой льняной ткани полотняного переплетения. По покрою рубаха была составная, с прямыми поликами, с квадратным присборенным воротом. К концу XIX в. рукава были короткие, пышные, зачастую с воланом. На поликах, оплечьях, вдоль разреза ворота и на манжетах-воланах рубаха украшалась вышивкой разноцветными шерстяными нитями. Иногда на полики нашивались красные прошивки, а для украшения манжет использовалось кружево, связанное крючком.

Поверх рубахи надевали синий сарафан синякка (sin’akka) или крассикка (krassikkа). Шился он из домашнего холста, крашенного в синий цвет, откуда и происходит его название. Иногда у таких сарафанов был коричневый или черный цвет. Это был типичный косоклинный сарафан, но сшить его было непросто, и в 1920-е годы кроить его могли только некоторые пожилые женщины. Будничный сарафан украшался лишь фарфоровыми или металлическими пуговицами, пришитыми спереди вдоль сарафана, а на его широкий подол нашивали три полосы — зеленую, красную и розовую. Праздничный же сарафан украшался богато: лямки обшивались тесьмой, по верхнему краю и спереди под пуговицы нашивалась покупная широкая шелковая лента с узорами.

На талии был пояс пуутэ (puute), украшенный оловянными крестообразными заклепками, и тканый пояс пунапанимэт (punapanimet). Спереди подвязывался украшенный вышивкой передник пилуполле (pilupolle), а сзади свисали шумящие подвески кааттэрит (kaatterit).

На ногах были надеты узорчатые носки лынксукат (nksukat) или ниитсукат (niitsukat), а поверх их — обувь керикеньгят (kerikengät) без каблуков, сшитая из тюленьей кожи. В уши вставляли кольца пелтушкат (peltuškat), сквозь которые свешивались шелковые шнуры, ленты, по пять штук с каждой стороны. Шею украшали бусами, а на голове завязывали сапано (sapano), спереди у которых были вышиты особые узоры яамачирьят (jaamacirjat), а сзади — виржнойт (viržnoit). Невеста еще надевала медные колокольчики бубечикат (bubecikat), которые позвякивали, когда невеста ударяла ногой.

 

 

НОВЫЙ ЖЕНСКИЙ КОСТЮМ ХХ ВЕКА

 

С начала ХХ в. новый городской костюм стал вторгаться в деревенский быт. Сначала старинные сарафаны были вытеснены так называемыми «круглыми» или «прямыми» сарафанами. Их шили уже не из домашнего холста, а из покупных «городских» тканей — ситца, а по праздникам — из шелка или шерсти. Сарафан носили с рубашкой из тонкой покупной ткани (маркизета или батиста), и часто ее назвали «кисельной». Такую рубашку уже шили без поликов и прямо к вороту пришивали пышные рукава, приподнятые у локтя, подхваченные шелковой лентой и заканчивающиеся широкой полосой кружева. И старинной магической вышивке здесь места уже не было, лишь изредка на рубашке вышивались модные цветы.

Позднее появились «парочки» — юбки и кофты из покупных шелковых тканей зеленого, розового, коричневого цвета. Спереди повязывались присб

оренные на поясе передники из покупного маркизета, на шею надевали блойку — воротник с нашитой плиссированной шелковой лентой. На голову молодые девушки повязывали ленты, замужние женщины надевали наколки и колбочки.

Долго существовала четкая разница в названиях между прежним народным костюмом и новой одеждой: одежды, сотканные дома, называли сыват (vat), а одежду новых форм из покупной ткани — эхтээт (ehteet). Но некоторые элементы старинной традиционной одежды использовались на святках, когда молодежь «ходила в чууды». Детали старинной одежды и в наши дни хранятся у пожилых людей.

 


Автор статьи Конькова Ольга Игоревна (Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН)

© Конькова О.И., 2014