...

КОРЕННЫЕ МАЛОЧИСЛЕННЫЕ НАРОДЫ
ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

...
НОВОСТИВИДЕО-НОВОСТИДОСКА
ОБЪЯВЛЕНИЙ
АНОНСЫНАЦИОНАЛЬНЫЕ
ОРГАНИЗАЦИИ
ПРАВОВЫЕ
ДОКУМЕНТЫ
ФОРУМПРОЕКТЫНАРОДНЫЙ
КАЛЕНДАРЬ
УРОКИ
ЯЗЫКА
КАЛЕНДАРЬ
ПАМЯТНЫХ
ДАТ
БИБЛИОТЕКАМИНИ-МУЗЕИКАРТЫФОТОАРХИВФИЛЬМОТЕКАФОНОАРХИВМУЗЫКАЛЬНЫЕ
ИНСТРУМЕНТЫ
ТРАДИЦИОННАЯ
КУХНЯ
НАРОДНЫЕ
КОСТЮМЫ
ОРНАМЕНТЫССЫЛКИ

 

МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ ВОДИ

 

Isä pillinä piteli 
Vello kantõ kantõlõna 
Pantu pilli piina päälle 
Katõlõ kammari ovele 

(П. Аристэ. Водские песни и их язык. На водском и эстонском языках Таллинн. 1986. Стр. 35. 14.11.) 

До настоящего времени внимание исследователей водской музыки было направлено в основном на изучение песенной традиции. 

Водская инструментальная музыка остается малоисследованной. В отличие от вокальной, она редко фиксировалась в экспедиционных аудиозаписях. В них, правда, можно встретить рассказы информантов о бытовании какого-либо инструмента, но не о его строе и исполняемых на нем мелодиях. Описанию двух водских музыкальных инструментов были посвящены статьи И.Тынуриста. 

Довольно противоречивые сведения о музыкальных инструментах води можно почерпнуть в этнографических работах конца XVIII века. Согласно Ф.Туманскому, описавшему население Петербургской губернии в 1789 г., у води не было принято играть на музыкальных инструментах, а свадьбы сопровождались песнями и плясками под голос; только в некоторых случаях звали на праздник эстонца с волынкой. Ф.Р. Трефурт в своем труде «Von den Tschuden» («О чуди», Рига, 1783), напротив, пишет, что на волынке играли весной во время праздника в честь первого улова, а также на праздник Хларина (Фрола и Лавра) и на свадьбу «где угощаются, пьют и танцуют под волынку». Л.Цетреус в своих материалах о водской свадьбе, собранных им в 1780-х г.г. и опубликованных финским историком Х.Г.Портаном в 1802 г., приводит название водской волынки – rakkopill. М.Гютри в «Diesertations sur les antiquites de Russie» (Спб, 1795) дает довольно подробное описание волынки, бытующей у финского населения берега Балтийского моря и называемой pilias. 

В настоящей статье мы сделаем первую попытку описания всего корпуса водских музыкальных инструментов. Нами использованы как письменные источники, так и экспедиционные материалы исследователей П.Аристе, Э.Эрница, Н.Кирсанова, М.Муслимова, а также сведения, собранные непосредственно энтузиастами Обществом Водской Культуры у водских информантов в течение последних нескольких лет. 
 

Kannõl (канныл), kantel’(кантель), kannõla (канныла), kannõlõ (каннылы), kantõlõ (кантылы) – так называли по-водски кантеле – легендарный 

инструмент финского эпоса Калевала. Для изготовления этого инструмента использовались разные сорта дерева: сосна, ель, берёза и осина. Конструкция инструмента могла быть самой разнообразной: из одного куска дерева с верхней выборкой, из одного куска дерева с нижней выборкой, а также с боковой выборкой. Выборки закрывали тонкими дощечками. Струны с одной стороны крепились к деревянным колкам, с другой – к железной скобе или к прутку, который прибивали к деке или вставляли в деревянные бортики. Старые инструменты имели 5-6 струн, более поздние – 7, 8 и даже 9. Согласно экспедиционной записи Э.Эрница (1981 г., информант К.Ефимов) у водского кантеле был один бас. Струны были покупные или плелись из медной проволоки. Широкий конец инструмента часто заканчивался завитком, в котором было отверстие для шнура. Отверстия в деке, как и другие декоративные элементы, имели разный вид и положение. 

О технике игры данных мало. Судя по всему, была распространена техника «аккордов» – пальцами левой руки прижимали струны, чтобы часть из них не звучала, а правой рукой резко проводили по ним. Инструмент ставили горизонтально на колени или на стол короткой стороной к себе. 

До второго пожара в экспозиции Водского музея можно было увидеть водский кантеле. Он имел 7 одинарных и две сдвоенные басовые струны. Конструкция с боковой выборкой неизвестна в Прибалтике, но хорошо известна у вепсов и карел. Кантеле передал в музей Андрей Лейман. Инструмент принадлежал водской семье Яковлевых (род с прозвищем «карабулли» – «жёлтая кувшинка»), живших в д. Краколье – на чердаке их дома он и был найден. 

Можно предположить, что инструмент имел и более старое название, т.к. прозвище кантелиста из д. Лужицы Крисанорова Василия Нестеровича было «Кризя» (от этого прозвища и пошла их фамилия), что очень похоже на удмурдское название инструмента аналогичного кантеле – «крезь». (В.Владыкин. МОН. Ижевск, 2003. Стр 175.) 

В начале 20 века в д. Лужицы было 7 кантелистов. М.Царькова из д. Лужицы рассказывала, что «в нашем конце было 5 каннэлта, а в Глиняном конце было 2 каннэлта» и только один гармонист. В д. Лужицы хорошо играли на кантеле Кронни Никон (Миронов Никон Ефимович) и племянники Кризя Вазя (Крисанорова Василия Нестеровича) – Иво Волё и его сестра Федоска. Каждый кантелист изготовлял канныл для себя сам. 

Согласно некоторым информантам раньше на кантеле никогда не играли под песни и танцы. Е.Дорохова из Песков сообщала, что «в старые времена, когда играли, не пели, но танцевали кадриль и ланце». В Лужицах молодые люди собирались на посиделки, где играли на кантеле и пели. М.Царькова говорила, что под кантеле пели водские руны и церковные песни. Кроме того, М.Царькова играла в ансамбле кантелистов из 4-х человек, собиравшихся у нее во дворе. 

Кантеле считался семейным инструментом, его держали дома. Считали, что этот инструмент сделал Бог. П.Емельянова и М.Царькова – обе подчёркивали, что это божественный инструмент. Ему приписывали магическую силу. М.Царькова говорила: «Надо играть на кантеле, чтобы чёрт ушёл». Кантеле вешали в жилой комнате на стену или косяк двери в качестве оберега. 

К сожалению, инструмент из экспозиции Водского музея погиб во время второго пожара 16 сентября 2006 года. Осталась его копия, сделанная Санкт-Петербургским реставратором В.Мараевым. 

Rakkopilli (rakko - пузырь, pilli - дудка) – волынка. Состояла из воздушного резервуара, вдувной и игровой трубок, которые делали из тростника или ивы. Количество игровых отверстий на мелодической трубке точно неизвестно. Согласно некоторым свидетельствам с наружной стороны было четыре отверстия и одно для большого пальца с обратной стороны. По сведениям И.Тынуриста воздушный резервуар делали из свиного пузыря или собачьей шкуры, а басовая (бурдонная) трубка отсутствовала. М.Гютри приводит рисунок волынки с одним бурдоном. Есть сведения, что исполнитель одновременно с игрой на волынке мог использовать наполненный горохом мешок волынки в качестве ударного инструмента. Был даже вариант rakkopilli который использовался только как ударный инструмент - так А.Н.Черная (урожд.Филатова, д.Лужицы) вспоминает что когда она была ребенком ее отец, Николай Михайлович Филатов, делала трещотку из свиного пузыря (внутрь пузыря насыпался горох а сам пузырь привязывался на палку) и называл ее rakkopilli. 

Волынка была распространена как обрядовый инструмент, используемый на свадьбах и для исполнения танцевальных мелодий на праздниках и гуляньях. С.Кузьмина в 1942 г. сообщала, что в водских деревнях играли на волынках на Троицу. Согласно Ф.Туманскому, описавшему население Петербургской губернии в 1789 г., у води не было принято играть на музыкальных инструментах, а свадьбы сопровождались песнями и плясками под голос; только в некоторых случаях звали на праздник эстонца с волынкой. Ф.Р.Трефурт в своем труде «Von den Tschuden» («О чуди», Рига, 1783), напротив, пишет, что на волынке играли весной во время праздника в честь первого улова, а также на праздник Хларина (Фрола и Лавра) и на свадьбу «где угощаются, пьют и танцуют под волынку». Л.Цетреус в своих материалах о водской свадьбе, собранных им в 1780-х г.г. и опубликованных финским историком Х.Г.Портаном в 1802 г., приводит название водской волынки – rakkopill, а М.Гютри в «Diesertations sur les antiquites de Russie» (Спб, 1795) дает довольно подробное описание волынки, бытующей у финского населения берега Балтийского моря и называемой pilias. 

Rookopilli (rooko – тростник, камыш) – шалмей из тростника или камыша с вырезанным на верхнем конце пищиком и несколькими грифными отверстиями. 

Pajupilli (paju - ива) – флейта из коры вербы или ивы. Инструмент сезонный, изготовлялся весной в период активного сокодвижения у деревьев, когда кора хорошо отслаивается. Отрезали веточку чуть больше необходимой длины и вынимали сердцевину, поколачивая по веточке, чтобы кора лучше отходила. Из сердцевины вырезали пробку для свистка, вставляли обратно в трубку и вырезали в коре свистковое отверстие. Затем делали 2-3 грифных отверстия. Pajupilli в основном считается детским инструментом. 


 

 

Kukkupilli, pillikukko, savvipilli (kukkua – куковать, kukko – петух, savi – глина) – детская глиняная окарина в виде птички. В коллекции Водского музея д. Лужицы находилась глиняная свистулька без грифных отверстий. 
 

 

 

 

Pyypilli (pyy – куропатка) – охотничий манок. О его конструкции пока нет точных сведений. 

Sarvipilli, sarvi – пастушеский рог, изготавливающийся из полого коровьего рога. Мог иметь несколько грифных отверстий. 

Тruba, druba – пастушеская труба. Изготавливается из ствола можжевельника методом продольного раскола. Амбушюрное отверстие вырезанное на узком конце (по словам информантов – размером с советскую 5-10 рублевую монету). Инструмент имел две разновидности: натуральный и с грифными отверстиями, одно из которых делали с тыльной стороны. Иногда к выходному отверстию прикрепляли раструб из коровьего рога «чтобы было больше голоса». 


Tolo, dolo, drolli (от водск. tolotta, drolisa – бренчать) – деревянный бубенчик или било. Существовало две его разновидности. Первая представляла собой доску, деревянный или жестяной бубенчик (с языком или без), позднее – фрагмент железного рельса, который вешали на столб или толстый сук дерева. Этот инструмент используемый для сбора жителей деревни. Вторая – небольшой жестяной бубенчик с языком, который подвешивали на шею скотине. 


Kolotuška – било, колотушка ночных сторожей. Представляла собой деревянную доску небольшого размера (ок. 15 см.) с ручкой. Звук извлекался с помощью кусочка дерева или деревянного шарика, прикрепленного к колотушке веревкой или скобой. 

Garmon’i, garmoška – гармоника как фабричного, так и собственного изготовления. Гаурила Агафонов (д.Лужицы) в 20-х г. XXв. делал гармони и был первый кто начал обучать игре на этом инструменте местныйх парней. Играли и на старых саратовских «пианинных» гармонях с колокольцами. Сейчас играют на тульских или вологодских хромках, некоторые информанты предпочитают именно вологодские. Также популярен аккордеон – «большая гармошка», баян используют реже. Гармоники были до последнего времени очень популярны на праздниках, для сопровождения танцев, песен. По словам П.Емельянова «старые люди говорили, что кантеле был инструмент Бога, а гармонь – это уже другое». В настоящее время гармонь – самый распространенный инструмент в водских деревнях. 

Кроме того, есть сведения о бытовании других фабричных инструментов (обычно их покупали в Петербурге или Нарве) – скрипки, балалайки, мандолины, гитары. Есть также сведения об использовании "trummu" - военного строевого барабана. 
 

 

Статья подготовлена Е.Кузнецовой, 2011.